Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Образы женственности

…Я собираю свою женственность из множества осколков, из разрозненных частей… Покупаю, вымениваю, выкапываю из-под земли, отмываю от грязи, высушиваю на солнце... Боюсь, сомневаюсь, хочу поверить, и не верю в ценность того, что я нашла…

Я начала собирать свою коллекцию с большой гранитной (хотела написать – могильной) плиты, называемой «Хорошая девочка». Камень был тяжел, скучен, и распространен в природе.
В общем, ценности не представлял. В первую очередь, для меня самой.
Надежен, но тосклив, предсказуем, и уныл. Чего-то не хватало.

Не хватало не только отколовшихся от моей женственности камней-самоцветов, но и смелости себя в них показать…
Хотя очень хотелось – сверкать, блестеть, переливаться яркими, провоцирующими, невиданными ранее оттенками.

Потом все-таки они стали появляться… Отвергнутые Тени, пугающие своей наглостью и непристойностью, грозящие завести на скользкую дорожку, лишить меня общества хороших правильных людей.

Пришла развязная Шлюха, оказавшаяся сексуальностью, отмытая от грязи Истеричка обернулась эмоциональностью,

Хамка помогала защищать границы; Лентяйка сберегала силы, которые чертова Хорошая девочка норовила спустить за бесценок…
Жадина берегла свое от посягательств, а Баба Яга варила суп из мухоморов, попутно делясь женской мудростью, и наказывала ценить свои внутренние богатства. Заодно отпугивала тех, кто нечистой силы, которая во мне поселилась, побаивается.

Много этих Теней было – кого я по привычке поначалу боялась, но, приняв, начинала легче дышать, больше себе и другим нравиться, и чьи богатства я позже могла тратить и умножать.

И вот неожиданно появился новый образ… Ко мне постучалась Ассоль, которую я воспринимала как милую наивную мечтательницу, раздражавшую меня этой самой наивностью до зубного скрежета. Мечтать, когда надо действовать? Это идиотизм.

Что мне принес этот образ? Какие дары приготовил?

Стану мечтательной? Научусь ждать, стану терпеливее? Еще больше расслаблюсь?
ПОВЕРЮ В ЧУДЕСА?

Вера в чудеса убирает барьеры и ограничения, и невозможного становится меньше.
О, милая Ассоль, заходи.…. нужный камешек в моей коллекции)

Возвращение целостности

Самые серьезные травмы наносятся в слиянии, то есть в зоне, где отсутствуют границы.

....Возможно, при другом уровне осознанности человеческого общества,
При другом отношении к детям, когда взрослые, принимающие ответственность за новое поколение землян, сами наполнены бескорыстной любовью, и любовью наполняют,
Границы будут не нужны.

Однако при нынешнем состоянии осознанности (точнее – тотальной неосознанности), ответственности (вернее - инфантильности),
при нынешнем уровне опустошенности, массового отрицания души, чувств, не-контакта с собой и другими, границы совершенно необходимы.
........................

У мамы одной девочки была сверх-ценность – правдивость. «Все прощу, только не вранье».
Поймав ребенка на «вранье» (к слову – дети врут, потому что боятся наказания), она устраивала разоблачительные сцены.

Collapse )

Личное восприятие отношений меняется

«Как? Неужели все, что мы чувствуем по отношению к другим людям – это всего лишь проекция?!» - восклицает моя недавняя клиентка.

Прошло около года в терапии, и она впервые рискнула рассказать мне о том, какая я, как ей кажется.
А именно – холодная, фальшивая, дистантная…. И открываться совсем не хочется.
- На кого из женщин твоей семьи я похожа?
- Как минимум, на двух… Маму и сестру. С ними было опасно открываться…. Слишком много было оценки.
- Откуда ты знаешь, что я именно такая? Ты до сих пор не пробовала доверять мне свои чувства…. Только анализировала.
- Не знаю…..
...

Грандиозность Другого – это следствие не отделенности от родительской фигуры, в руках которой осталось много власти.

Власти решать, достоин ли ты принятия.
Или права поступать, выбирая себя и свои интересы.
Или права чувствовать.
Или отказывать Другому, если он претендует на твой личный ресурс.
Или уверенности, что ты способен справиться…

Collapse )

Эпизод

Вечер. Час пик.
Я тороплюсь на свою электричку. В длинном проходе, ведущем от метро к вокзалу, полно людей. Они толпятся в очереди, чтоб положить свои сумки на ленту металлоискателя.

Равномерный гул человеческих голосов разрезают два крика: крик ребенка и крик ее матери. Девочке не больше 2-х лет.

Заходясь в истерике, она тянет руки к маме. Та ее отталкивает и, выкрикивая угрозы оставить ее на вокзале, шлепает.
Никто не обращает внимания. Картина привычная.

На душе становится хреново.
У меня перед глазами немедленно всплывают ВСЕ мои клиентки.

«Я очень боюсь, что меня бросят», «Мне страшно, что меня могут отвергнуть, если я буду поступать не так, как от меня ждут», «Меня никто не может любить».
Все взрослые страхи покидания зачастую берут свое начало в подобных эпизодах. Когда отталкивает и грозится бросить самый дорогой на свете человек.

….Я тороплюсь, у меня мало времени. Я хочу обнять своих детей.
Мне хорошо известно, что я ничего не могу сделать для этого ребенка. Я совершенно бессильна. Но я не могу уйти.

У меня нет злости на мать. Мне жалко ребенка. Мои колебания длятся пару секунд.
- Давайте я вам помогу?
Женщина с недоумением смотрит на меня.
- Ваша девочка боится.
- Да чего тут страшного? На шею она хочет сесть, вот и все!

Я замечаю, что у матери большой чемодан, и еще сумка. И ребенок, который просится на ручки. И толпа людей, и очередь на транспортер.
- Хотите, я помогу докатить ваш чемодан?
Мы идем рядом. Девочка сидит на руках у матери. Я продолжаю говорить.
- Ей страшно, потому что вокруг много людей, и место ей не знакомо.
- Да она сутками будет сидеть на руках, если дать ей волю!
- Видимо, она очень к вам привязана.

….Еще один взгляд, полный недоумения. Мы складываем вещи на ленту транспортера.
- Хочешь ко мне на ручки? Мы подождем маму с другой стороны!

Ребенок доверчиво соглашается. Мы ждем, пока мать заберет свой чемодан.
После транспортера мы катимся еще с минуту. Я интересуюсь, куда они едут. Женщина рассказывает, что едет в Алтайский край.

Вскоре наши пути расходятся. Я прошу проходящего мимо мужчину поднять тяжелый чемодан по лестнице.

- Смотри, какой у мамы большой чемодан! Ей приходится тащить его всю дорогу! А еще сумку и тебя!
Девочка внимательно на меня смотрит, и, кажется, слушает.
Мы прощаемся. Девочка все это время не плакала и не боялась.

Похоже, я не столь бессильна, если могу предложить помощь, и ее, эту помощь, принимают.
Мне удалось кое-что им сообщить друг о друге.

На душе стало легко.

Близость

На группе рыдает женщина. Она рассказывает о том, что очень ранима сейчас. О том, что нуждается в поддержке, но не имеет никакой возможности разделить свое переживание.

Вообще-то разделила бы с удовольствием, но очень боится, что окружающие начнут спасать советами. Или будут страдать от вины. Что, мол, виноваты в ее плохом состоянии. Сказали что-нибудь обидное, например.
А к семье совсем не может обратиться. Ибо начнут винить, что, мол, сама виновата.

Другая женщина говорила, что попала в тупик в отношениях и не знает, что с этим делать.
Что за тупик?
Не получается создать идеальные отношения. Где всем было бы хорошо, и никто не испытывал бы боли.

- С чем ты боишься встретиться? - Спрашиваю я.
- С бессилием. – Отвечает она.
- Тебе не хочется допустить мысль, что у тебя не получится? Ты предпочитаешь продолжать свои усилия, вкладываясь в то, что не достижимо?
- Видимо, да….

Еще одна женщина сидела молча. Она не рыдала. Она привычно окаменела, держа свои чувства при себе. Как и всегда. Она давно потеряла веру, что кому-то могут быть важны ее чувства.

Я слушаю их, и мне очень грустно.
Я вижу красивых, образованных, талантливых женщин, которые не знают, как это – быть в близости.

Они все время хотят что-то делать.
«Что-то делать» - значит, избегать погружения в чувства. Избегать проживания.

«Что-то делать» - это, по привычке, спасать, тиранить или виноватиться, когда другой переживает свое, нерадужное. Невыносимо находиться поблизости, когда рядом кто-то переживает горе, одиночество, страх.

Тиранить, спасать, виноватиться – это значит - "выскочить" из контакта, не позволяя себе просто быть рядом, «ничего не делая».

«Ничего не делать» - выслушивая, проявляя сочувствие – это значит остаться в контакте. Это значит быть в близости.

Мне грустно от того, что так много людей голодают по близости и совершенно не выносят в ней быть.

Короткое местоимение «Я»

На терапевтических группах есть правило: говорить только о себе. Запрещены «Ты-сообщения», и разрешены и приветствуются «Я-сообщения».

Говоря о себе, человек вносит в групповой контакт себя как отдельного человека – со своими чувствами, своим опытом, своими ценностями.

То же самое происходит и в других отношениях. Человек, не умеющий говорить «Я», вносит в контакт невнятный набор скрытых посланий – от подавленных чувств и желаний до претензий и ожиданий.

Однако «Я», которое не опирается на ответственность, не более чем детское хвастовство.

Ибо отдельное «Я» - это, в первую очередь, ответственность. И еще – право и власть.

Я (в связи с определенными обстоятельствами) чувствую…. Я знаю, что чувства – мои, и я несу за них ответственность. Я их признаю (право), и я решаю, как обойтись с тем, что они мне сообщают (власть)

Я (в определенных обстоятельствах) выбираю…. Я знаю, что выбор – мой. У меня есть право выбирать то, что я считаю нужным, я распоряжаюсь выбором, и несу ответственность за последствия, в том числе потерю не выбранных возможностей.

Детское «Я» и в самом деле последняя буква алфавита.

Ответственное «Я» - это полноценный участник отношений, с которым легко (потому что берет свою ответственность) и интересно (потому что – отдельный, со своим опытом, ценностями и границами) находиться в любом взаимодействии.

Я хочу, чтобы те, кого я люблю, возражали мне

Я хочу, чтобы те, кого я люблю, возражали мне.

Потому что мне не интересно иметь дело с подобиями меня, которые боятся возражать из страха.

Возражать, не соглашаться, подвергать мои ценности проверке может только другой, отдельный человек. А мне интересен другой человек с его опытом и ценностями.

Я хочу, чтобы те, кого я люблю, не боялись предъявлять мне любые чувства – от обиды до гнева, и состояния – от ожидания до сопротивления.

Потому что если они прячут свои реакции на мои действия, или подавляют ввиду того что я не в состоянии их перенести, или по причине «социальной неприемлемости» чувств,
я не смогу узнать, что они переживают в отношениях со мной.
Я не узнаю, как они реагируют на мои выборы, связанные с ними.

Collapse )

Бессилие, всесилие и власть

Власть связана с бессилием. Часто, не признав бессилия, мы остаемся в ловушке всемогущества. Бессилие, тщетность влиять на то, что неподвластно, помогает присвоить личную власть. То есть власть над своей жизнью.

«Я имею право принимать решения в свою пользу»,
«Я сам принимаю решения в том, что касается меня и моей жизни»,
«Я не всесилен, но все же могу влиять на происходящее со мной»,
«Я признаю, что не имею права принимать решения, нарушающие границы других людей».
Власть, как и ответственность, имеет границы. Соответственно, обладать ею может человек, осознающий свои границы, свою отдельность, переживший сепарацию от родителей.

К примеру, родительская власть. Она переживается так:

Collapse )

Идеализация

Я в какой-то степени привыкла к тому, что меня идеализируют. Я понимаю, что идеализация – это неизбежно. И все же иногда меня потрясают ее масштабы. Иногда хочется сказать: вы серьезно думаете, что я могу все то, чем вы меня наделяете? Например, узнать всю вашу историю за несколько часов работы и дать нужную вам рекомендацию? Не чувствую боли и не переживаю неприятных чувств? Не нуждаюсь в отдыхе?

…Вчера на сессии говорили о любви. Женщина рассказывала, что очень хочет любви и … не хочет. Не хочет – потому что как-то не цепляет. Не нравятся, хоть и знакомятся, и даже хотят завоевывать. Я спрашиваю ее: А как он может привлечь твое внимание? Что ему нужно сделать, чтоб зацепило?

Collapse )

После группы

Сложные люди привлекательны. Но с ними непросто быть в отношениях.
Травматики - сложные. И отношения свои выстраивают сложно.

Потому что имеют слишком большие дефициты в здоровой привязанности, и прячут пережитую боль от отсутствия подлинной близости.

И они же весьма и весьма привлекательны своей глубиной, своей страстью найти себя – в том случае, если выбирают личный поиск и отвечают за все, что встретят на своем личном пути.

Они часто говорят: ну почему я не родился в здоровой семье? Все было бы проще.
Да, было бы проще. И легче. А еще не было бы ни объема, ни глубины – ни в переживаниях, ни в стремлениях. И, главное, не обладало бы такой ценностью.
Ибо то, что приобретено в трудном поиске, преодолении своих же шаблонов, имеет гигантскую стоимость. И привлекательность.)
……………………………………………..
Collapse )