Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Возвращение целостности

Самые серьезные травмы наносятся в слиянии, то есть в зоне, где отсутствуют границы.

....Возможно, при другом уровне осознанности человеческого общества,
При другом отношении к детям, когда взрослые, принимающие ответственность за новое поколение землян, сами наполнены бескорыстной любовью, и любовью наполняют,
Границы будут не нужны.

Однако при нынешнем состоянии осознанности (точнее – тотальной неосознанности), ответственности (вернее - инфантильности),
при нынешнем уровне опустошенности, массового отрицания души, чувств, не-контакта с собой и другими, границы совершенно необходимы.
........................

У мамы одной девочки была сверх-ценность – правдивость. «Все прощу, только не вранье».
Поймав ребенка на «вранье» (к слову – дети врут, потому что боятся наказания), она устраивала разоблачительные сцены.

Collapse )

Мне важно ценить, любить и уважать

...Раньше мне было важно, чтоб меня ценили, любили и уважали. А теперь мне важно ценить, любить и уважать.

Тихо и незаметно акцент с детских нужд … сместился на потребность в полноценном контакте.
Все, кто проживают свою личную сепарацию, меня поймут.

«Меня не любят», «меня не ценят», «я не нужна» и тому подобные состояния куда-то испарились. Работа горя проделана. Детские ожидания, по большей части, оплаканы и отпущены. С Другим уже не связаны надежды на спасение. Родитель мне больше не нужен.

Это не значит, что потребность в любви пропала.
Она остается. Однако исчезла переоцененность внешнего мира в реализации этой нужды.

Никто не может ни осчастливить меня своей любовью, ни разрушить нелюбовью. Ни у кого нет такой власти – сделать меня счастливой или несчастной. Эта власть в моих руках.

У меня тоже нет такой власти – сделать Другого несчастным или счастливым. И, если у Другого есть такой запрос в отношениях, я откажусь от таких отношений.

Я не буду подыгрывать "Родителем" – ни хорошим, ни плохим.. Ни за что.

То, что меня по-настоящему питает, вдохновляет – это жизнь. Все подлинное. Особенно ценны подлинные отношения. Это самый большой ресурс.
Удивительно, но именно такие отношения меня сейчас окружают. Внутреннее создает внешнее.
……………………………….
Я хочу быть с теми, кого я люблю. Мне важно ценить, любить и уважать.
Я не смогу ценить зависимость и невежество. Я ценю смелость смотреть внутрь себя. Я ценю мужество открывать себя, конфронтацию с тем, что мертво.
………………………….
Именно так и происходит. Те, кого я люблю, любят меня. Те, кого я ценю, ценят меня.

Там, где от меня ждут спасения или соответствия своим представлениям обо мне, выстроены границы. На достаточной дистанции.
Достаточной для того, чтобы мою энергию не подворовывали. Границы несут послание: «Стоп», «Нет», «Возьми то, что я могу отдать, а на большее не рассчитывай».

Я сделала все, что могла

....На каждый момент времени человек делает лучшее, на что он способен.

То есть поступает – так, как готов поступить наилучшим образом.
Принимает решения – прикладывая максимум своих знаний и возможностей.
На глубинном уровне – тоже. Пугается – если что-то испугало. Плачет – если не может не заплакать. Нападает – если субъективно видит угрозу. Впадает в жертву – если нет смелости отстоять себя.

В наследство от предыдущих поколений нам досталось ужасающее невежество: «Ты можешь быть лучше» или «Можешь быть другим».

Несмотря на то, что объективно не мог и делал лучшее, на что был способен.

Collapse )

Эпизод

Вечер. Час пик.
Я тороплюсь на свою электричку. В длинном проходе, ведущем от метро к вокзалу, полно людей. Они толпятся в очереди, чтоб положить свои сумки на ленту металлоискателя.

Равномерный гул человеческих голосов разрезают два крика: крик ребенка и крик ее матери. Девочке не больше 2-х лет.

Заходясь в истерике, она тянет руки к маме. Та ее отталкивает и, выкрикивая угрозы оставить ее на вокзале, шлепает.
Никто не обращает внимания. Картина привычная.

На душе становится хреново.
У меня перед глазами немедленно всплывают ВСЕ мои клиентки.

«Я очень боюсь, что меня бросят», «Мне страшно, что меня могут отвергнуть, если я буду поступать не так, как от меня ждут», «Меня никто не может любить».
Все взрослые страхи покидания зачастую берут свое начало в подобных эпизодах. Когда отталкивает и грозится бросить самый дорогой на свете человек.

….Я тороплюсь, у меня мало времени. Я хочу обнять своих детей.
Мне хорошо известно, что я ничего не могу сделать для этого ребенка. Я совершенно бессильна. Но я не могу уйти.

У меня нет злости на мать. Мне жалко ребенка. Мои колебания длятся пару секунд.
- Давайте я вам помогу?
Женщина с недоумением смотрит на меня.
- Ваша девочка боится.
- Да чего тут страшного? На шею она хочет сесть, вот и все!

Я замечаю, что у матери большой чемодан, и еще сумка. И ребенок, который просится на ручки. И толпа людей, и очередь на транспортер.
- Хотите, я помогу докатить ваш чемодан?
Мы идем рядом. Девочка сидит на руках у матери. Я продолжаю говорить.
- Ей страшно, потому что вокруг много людей, и место ей не знакомо.
- Да она сутками будет сидеть на руках, если дать ей волю!
- Видимо, она очень к вам привязана.

….Еще один взгляд, полный недоумения. Мы складываем вещи на ленту транспортера.
- Хочешь ко мне на ручки? Мы подождем маму с другой стороны!

Ребенок доверчиво соглашается. Мы ждем, пока мать заберет свой чемодан.
После транспортера мы катимся еще с минуту. Я интересуюсь, куда они едут. Женщина рассказывает, что едет в Алтайский край.

Вскоре наши пути расходятся. Я прошу проходящего мимо мужчину поднять тяжелый чемодан по лестнице.

- Смотри, какой у мамы большой чемодан! Ей приходится тащить его всю дорогу! А еще сумку и тебя!
Девочка внимательно на меня смотрит, и, кажется, слушает.
Мы прощаемся. Девочка все это время не плакала и не боялась.

Похоже, я не столь бессильна, если могу предложить помощь, и ее, эту помощь, принимают.
Мне удалось кое-что им сообщить друг о друге.

На душе стало легко.

О чем сообщают чувства? Вина

Я буду говорить о вине, которая возникает на эмоциональном уровне отношений.

..... Переживание вины может означать, что кто-то вручает вам ответственность (чаще всего) за свои чувства. Основное послание: «Мне плохо из-за того, что ты делаешь (не делаешь)».

Главный источник такого страдания виной – разруха границ в чувствительном возрасте, в детстве.
Там, где родитель не взял свою, родительскую ответственность, и ребенок не знал, что берет не свою ответственность (в ее наиболее токсичной форме. Форме вины.)

- Если б вас у меня не было (т.е. детей), я давно бы развелась с вашим отцом и жила бы счастливо .... – вот и вина за несчастье матери;
- Если б тебя не было, я жила бы своей детской жизнью, а не тратила бы силы на тебя ..... – вот вам вина за несчастье старшей сестры, которая страдает якобы из-за меня;
- Если б не надо было зарабатывать деньги на семью, я был бы поэтом и жил так, как мне нравится..... – это вина за страдания отца.
- Если б ты хорошо кушала и вела себя, папа приходил бы чаще…..

Collapse )

О чем сообщают чувства? Меня предали

Это смесь обиды, гнева, беспомощности, разочарования. Еще это переживание именуется словом «боль».

...Вы кому-то доверяли. И очень-очень надеялись. Так верили, так доверяли, как…. Ребенок доверяет идеальному родителю.

Такому, который .... честный, справедливый, надежный.
И… не имеет слабостей. Не имеет ограничений.

Когда ребенок считает родителя предателем – это значит, что ребенок надеялся на родителя, а тот... не знал своего ребенка.

Не знал, что он хочет, на что надеется. Не придавал значения его переживаниям. Жил в своем мире, не прикасаясь к миру ребенка.

И что-то случилось... То, что ребенок расценил как предательство. А родитель и не знал.

Поэтому не взял свою ответственность. Не проговорил: «Я не мог по-другому. У меня не получилось. Мне жаль… Теперь я тебя услышал, и постараюсь учесть. И ты должен знать - я могу не все….."

Когда взрослый считает другого взрослого предателем, он находится во власти той же иллюзии…. Что другой – всемогущ, не имеет ограничений. Не может признать эти ограничения.

Увы…. Нет никакого предательства. Но, скорее всего, есть старая травма, старая история, которая повторилась.

Есть не до конца прожитое горе не-получения чего-то важного. Не получения любви, совместности, надежности, близости….

И еще - ответственной позиции родителя, признающего свой прокол в отношениях.

А еще есть большие иллюзии по поводу Другого.

…Это переживание означает, что вы застряли в ребенке, который ждет и надеется. И все еще не примирился с родительскими ограничениями.

Что тут скажешь? Ничего. Остается только найти травму, плакать и горевать.
Возвращая Другому его реальный, не идеализированный облик.

Короткое местоимение «Я»

На терапевтических группах есть правило: говорить только о себе. Запрещены «Ты-сообщения», и разрешены и приветствуются «Я-сообщения».

Говоря о себе, человек вносит в групповой контакт себя как отдельного человека – со своими чувствами, своим опытом, своими ценностями.

То же самое происходит и в других отношениях. Человек, не умеющий говорить «Я», вносит в контакт невнятный набор скрытых посланий – от подавленных чувств и желаний до претензий и ожиданий.

Однако «Я», которое не опирается на ответственность, не более чем детское хвастовство.

Ибо отдельное «Я» - это, в первую очередь, ответственность. И еще – право и власть.

Я (в связи с определенными обстоятельствами) чувствую…. Я знаю, что чувства – мои, и я несу за них ответственность. Я их признаю (право), и я решаю, как обойтись с тем, что они мне сообщают (власть)

Я (в определенных обстоятельствах) выбираю…. Я знаю, что выбор – мой. У меня есть право выбирать то, что я считаю нужным, я распоряжаюсь выбором, и несу ответственность за последствия, в том числе потерю не выбранных возможностей.

Детское «Я» и в самом деле последняя буква алфавита.

Ответственное «Я» - это полноценный участник отношений, с которым легко (потому что берет свою ответственность) и интересно (потому что – отдельный, со своим опытом, ценностями и границами) находиться в любом взаимодействии.

Сопротивление или отделение?

В какой-то момент в терапии непременно обнаруживается феномен сопротивления терапии и терапевту.

Вот самый распространенный пример.
Клиент обнаруживает, что ходит на терапию, как на работу.

Он замечает напряженное желание получить свою «пятерку» по терапии, переживает ощущение долженствования и несвободы.

Вслед за долженствованием возникает сопротивление, которое выражается в самых разных видах саботажа – от опозданий на сессии до вранья.

На символичном уровне клиент видит в психотерапии занятие, которое нужно родительской фигуре, а не ему самому.
И переживает сопутствующее этому сценарию отсутствие контакта.

Когда-то ребенка никто не спросил - может ли он то, что от него требуют? Хочет ли? Нужна ли помощь, содействие?

Collapse )

Бессилие, всесилие и власть

Власть связана с бессилием. Часто, не признав бессилия, мы остаемся в ловушке всемогущества. Бессилие, тщетность влиять на то, что неподвластно, помогает присвоить личную власть. То есть власть над своей жизнью.

«Я имею право принимать решения в свою пользу»,
«Я сам принимаю решения в том, что касается меня и моей жизни»,
«Я не всесилен, но все же могу влиять на происходящее со мной»,
«Я признаю, что не имею права принимать решения, нарушающие границы других людей».
Власть, как и ответственность, имеет границы. Соответственно, обладать ею может человек, осознающий свои границы, свою отдельность, переживший сепарацию от родителей.

К примеру, родительская власть. Она переживается так:

Collapse )

Страх перед чувствами

Очевидно, что чувства не могут причинить никакого видимого вреда.
Почему же нас так волнуют чужие чувства – гнев, недовольство, разочарование? Иногда волнует безразличие – то есть даже отсутствие видимых чувств.

Бывает, что волнует бурная радость. Может пугать «бурная», может раздражать «радость».

На днях мне одна клиентка пожаловалась, что тревожится перед трудным разговором с бывшим мужем. Предстоит оспаривать свои имущественные права, и, зная его реакции на подобные вещи, она боится встретиться с его гневом и угрозами.

Если посмотреть со стороны, то все очень понятно. Человек реагирует гневом на ухудшение условий жизни и защищает свой привычный комфорт нападением и угрозами.

Collapse )