?

Log in

No account? Create an account

Близость

На группе рыдает женщина. Она рассказывает о том, что очень ранима сейчас. О том, что нуждается в поддержке, но не имеет никакой возможности разделить свое переживание.

Вообще-то разделила бы с удовольствием, но очень боится, что окружающие начнут спасать советами. Или будут страдать от вины. Что, мол, виноваты в ее плохом состоянии. Сказали что-нибудь обидное, например.
А к семье совсем не может обратиться. Ибо начнут винить, что, мол, сама виновата.

Другая женщина говорила, что попала в тупик в отношениях и не знает, что с этим делать.
Что за тупик?
Не получается создать идеальные отношения. Где всем было бы хорошо, и никто не испытывал бы боли.

- С чем ты боишься встретиться? - Спрашиваю я.
- С бессилием. – Отвечает она.
- Тебе не хочется допустить мысль, что у тебя не получится? Ты предпочитаешь продолжать свои усилия, вкладываясь в то, что не достижимо?
- Видимо, да….

Еще одна женщина сидела молча. Она не рыдала. Она привычно окаменела, держа свои чувства при себе. Как и всегда. Она давно потеряла веру, что кому-то могут быть важны ее чувства.

Я слушаю их, и мне очень грустно.
Я вижу красивых, образованных, талантливых женщин, которые не знают, как это – быть в близости.

Они все время хотят что-то делать.
«Что-то делать» - значит, избегать погружения в чувства. Избегать проживания.

«Что-то делать» - это, по привычке, спасать, тиранить или виноватиться, когда другой переживает свое, нерадужное. Невыносимо находиться поблизости, когда рядом кто-то переживает горе, одиночество, страх.

Тиранить, спасать, виноватиться – это значит - "выскочить" из контакта, не позволяя себе просто быть рядом, «ничего не делая».

«Ничего не делать» - выслушивая, проявляя сочувствие – это значит остаться в контакте. Это значит быть в близости.

Мне грустно от того, что так много людей голодают по близости и совершенно не выносят в ней быть.
На терапевтических группах есть правило: говорить только о себе. Запрещены «Ты-сообщения», и разрешены и приветствуются «Я-сообщения».

Говоря о себе, человек вносит в групповой контакт себя как отдельного человека – со своими чувствами, своим опытом, своими ценностями.

То же самое происходит и в других отношениях. Человек, не умеющий говорить «Я», вносит в контакт невнятный набор скрытых посланий – от подавленных чувств и желаний до претензий и ожиданий.

Однако «Я», которое не опирается на ответственность, не более чем детское хвастовство.

Ибо отдельное «Я» - это, в первую очередь, ответственность. И еще – право и власть.

Я (в связи с определенными обстоятельствами) чувствую…. Я знаю, что чувства – мои, и я несу за них ответственность. Я их признаю (право), и я решаю, как обойтись с тем, что они мне сообщают (власть)

Я (в определенных обстоятельствах) выбираю…. Я знаю, что выбор – мой. У меня есть право выбирать то, что я считаю нужным, я распоряжаюсь выбором, и несу ответственность за последствия, в том числе потерю не выбранных возможностей.

Детское «Я» и в самом деле последняя буква алфавита.

Ответственное «Я» - это полноценный участник отношений, с которым легко (потому что берет свою ответственность) и интересно (потому что – отдельный, со своим опытом, ценностями и границами) находиться в любом взаимодействии.
Я хочу, чтобы те, кого я люблю, возражали мне.

Потому что мне не интересно иметь дело с подобиями меня, которые боятся возражать из страха.

Возражать, не соглашаться, подвергать мои ценности проверке может только другой, отдельный человек. А мне интересен другой человек с его опытом и ценностями.

Я хочу, чтобы те, кого я люблю, не боялись предъявлять мне любые чувства – от обиды до гнева, и состояния – от ожидания до сопротивления.

Потому что если они прячут свои реакции на мои действия, или подавляют ввиду того что я не в состоянии их перенести, или по причине «социальной неприемлемости» чувств,
я не смогу узнать, что они переживают в отношениях со мной.
Я не узнаю, как они реагируют на мои выборы, связанные с ними.

Read more...Collapse )
В какой-то момент в терапии непременно обнаруживается феномен сопротивления терапии и терапевту.

Вот самый распространенный пример.
Клиент обнаруживает, что ходит на терапию, как на работу.

Он замечает напряженное желание получить свою «пятерку» по терапии, переживает ощущение долженствования и несвободы.

Вслед за долженствованием возникает сопротивление, которое выражается в самых разных видах саботажа – от опозданий на сессии до вранья.

На символичном уровне клиент видит в психотерапии занятие, которое нужно родительской фигуре, а не ему самому.
И переживает сопутствующее этому сценарию отсутствие контакта.

Когда-то ребенка никто не спросил - может ли он то, что от него требуют? Хочет ли? Нужна ли помощь, содействие?

Read more...Collapse )
Власть связана с бессилием. Часто, не признав бессилия, мы остаемся в ловушке всемогущества. Бессилие, тщетность влиять на то, что неподвластно, помогает присвоить личную власть. То есть власть над своей жизнью.

«Я имею право принимать решения в свою пользу»,
«Я сам принимаю решения в том, что касается меня и моей жизни»,
«Я не всесилен, но все же могу влиять на происходящее со мной»,
«Я признаю, что не имею права принимать решения, нарушающие границы других людей».
Власть, как и ответственность, имеет границы. Соответственно, обладать ею может человек, осознающий свои границы, свою отдельность, переживший сепарацию от родителей.

К примеру, родительская власть. Она переживается так:

Read more...Collapse )

Страх перед чувствами

Очевидно, что чувства не могут причинить никакого видимого вреда.
Почему же нас так волнуют чужие чувства – гнев, недовольство, разочарование? Иногда волнует безразличие – то есть даже отсутствие видимых чувств.

Бывает, что волнует бурная радость. Может пугать «бурная», может раздражать «радость».

На днях мне одна клиентка пожаловалась, что тревожится перед трудным разговором с бывшим мужем. Предстоит оспаривать свои имущественные права, и, зная его реакции на подобные вещи, она боится встретиться с его гневом и угрозами.

Если посмотреть со стороны, то все очень понятно. Человек реагирует гневом на ухудшение условий жизни и защищает свой привычный комфорт нападением и угрозами.

Read more...Collapse )

Идеализация

Я в какой-то степени привыкла к тому, что меня идеализируют. Я понимаю, что идеализация – это неизбежно. И все же иногда меня потрясают ее масштабы. Иногда хочется сказать: вы серьезно думаете, что я могу все то, чем вы меня наделяете? Например, узнать всю вашу историю за несколько часов работы и дать нужную вам рекомендацию? Не чувствую боли и не переживаю неприятных чувств? Не нуждаюсь в отдыхе?

…Вчера на сессии говорили о любви. Женщина рассказывала, что очень хочет любви и … не хочет. Не хочет – потому что как-то не цепляет. Не нравятся, хоть и знакомятся, и даже хотят завоевывать. Я спрашиваю ее: А как он может привлечь твое внимание? Что ему нужно сделать, чтоб зацепило?

Read more...Collapse )

После группы

Сложные люди привлекательны. Но с ними непросто быть в отношениях.
Травматики - сложные. И отношения свои выстраивают сложно.

Потому что имеют слишком большие дефициты в здоровой привязанности, и прячут пережитую боль от отсутствия подлинной близости.

И они же весьма и весьма привлекательны своей глубиной, своей страстью найти себя – в том случае, если выбирают личный поиск и отвечают за все, что встретят на своем личном пути.

Они часто говорят: ну почему я не родился в здоровой семье? Все было бы проще.
Да, было бы проще. И легче. А еще не было бы ни объема, ни глубины – ни в переживаниях, ни в стремлениях. И, главное, не обладало бы такой ценностью.
Ибо то, что приобретено в трудном поиске, преодолении своих же шаблонов, имеет гигантскую стоимость. И привлекательность.)
……………………………………………..
Read more...Collapse )

Работа со стыдом

В преддверии моей вечерней группы «Работа со стыдом» меня обуял исследовательский интерес.
Я решила поинтересоваться у своих детей – в каких обстоятельствах они ощущали стыд за последнее время? Что именно его вызывало?

Я могу ручаться, что не совершала злонамеренных интервенций в духе «Как тебе не стыдно?»
Однако я не могу быть уверена, что дети не подпадали под влияние того стыда, который был мною не осознан. К тому же я не могу исключить влияние на них всего остального мира.

Немного посомневавшись: «А зачем это тебе?»,
Однако, ничуть не удивившись (привыкли, бедолаги, к тому, что мама – психолог),
Они начали вспоминать.

Те случаи, которые они мне поведали, я сохраню в секрете, как и положено стыдному.
Но причины четко обозначились.

Они чувствовали стыд, если не могли принять себя в какой-то истории, проявляя некоторое качество, свойство,
И они чувствовали стыд в ответ на манипуляцию в духе: А что это ты такой неправильный? Не поступаешь, так как положено?
Итак, либо они сами объявляли что-то в себе неприемлемым, либо не смогли отделиться от чьей-то негативной оценки, суждения.

Я, конечно, обалдела от того, что считалось стыдным в детских картинах мира.
Это даже не ошибки, а где-то – неопытность, где-то - нереалистичное предположение о том, что могут думать другие люди.

Придя в себя от маленького шока, я неизменно задавала вопрос: А что в этом стыдного? Разве ты мог знать заранее, что другому не понравится твой поступок? Твое слово?
Разве ты не имеешь право на ошибку? Разве ты должен быть идеальным?

Я не вижу в этом ничего стыдного. Хотя, возможно, стоит извлечь опыт…
Другие люди могут не переносить качества, которые в тебе есть, но они не всегда могут в этом признаться. Им кажется, что легче тебе сказать о том, что что-то с тобой не так.

Если ты совершил ошибку, и другой человек пострадал, это не стыдно.
Но стоит вспомнить об ответственности. Ты всегда можешь извиниться за свою ошибку, сожалея о ней.
Если же ты "зависнешь" в ощущении стыда, ты не захочешь изменить свое поведение. Ты скорее, будешь скрывать от самого себя свою плохость. Это очень тяжело.
………………..

У меня есть клиенты, которые признают себя очень ограниченно - в очень узком спектре «правильности».
Все свои остальные, "неправильные" проявления - не выносят из-за стыда и вины.

Похоже, им много, много раз нужно задать простой вопрос:
А что в этом стыдного?

….Я готова задавать его столько, сколько это необходимо.
Вплоть до полной реабилитации человечного, земного, естественного.
Начнем с 28 сентября)

История одной Тени

.....Одна женщина сказала мне на консультации: Вероника, я боюсь твоей резкости. Я видела в комментах - ты можешь отвечать довольно резко. Я боюсь, что мне тоже достанется.

…Да… Я была резкой с детства. Еще мне говорили: ты – грубая, даже – злая. И всячески давали понять, что это плохо. Я стала стесняться своей резкости. Потом - стыдиться.
Потом – бояться разоблачения в резкости.
А я так хотела, чтоб меня любили.

Однажды, когда я училась в школе, я сказала дежурной учительнице, которая проверяла сменку и требовала показать ей подошвы моих туфель: «У вас на глазах мозоли не выступят? Вы столько обуви просмотрели…».

Как и положено человеку с хрупким эго, она оскорбилась. И повела меня к директору для воспитательной беседы. Я испугалась еще больше.

Мне не пришло тогда в голову, что моя резкость была реакцией на бессмысленное и беспардонное нарушение личного пространства. Я окончательно убедилась в своей плохости.

Все последующие годы я подавляла свою реакцию на подобное вторжение. Я пыталась учиться дипломатичности и уверткам. Стоит ли говорить, что это никак не защищало?

Вместо того чтобы научиться управлять своей прямолинейностью, я подавляла свои природные свойства, пытаясь стать кем-то другим. И испытывала жгучий стыд, будучи собой.

Лишенная когтей и зубов, я страдала от незащищенности и от своей плохости, если моя прямота вырывалась наружу. Конечно, я соглашалась с теми, кто считал меня в этот момент плохой.
Оставшись без естественной защиты, я грезила о том, чтоб меня защитили. И, ощущала себя несчастной жертвой.

….Теперь, когда это качество наконец-то признано, я учусь с ним обращаться.
Я могу быть резкой, даже грубой, когда чувствую необходимость защитить себя или детей.

С теми, кто так или иначе зависит от меня, и с теми, кто проявляет дружелюбие и желание сотрудничать, я проявляю другую сторону этого свойства – Прямоту. Честность. Проницательность.
Во многом именно благодаря этим оттенкам моей резкости я пишу свои тексты.

…. На нашей «Теневой» группе речь зашла о другом подавляемом в детях качестве – хвастовстве.
Детское хвастовство – это первый опыт самопредъявления – «Я сделал это! Похвали меня»!

Только замутненное сознание может признать детское хвастовство пороком. И жаждет его подавлять.

Понятно, что при этом происходит с предъявлением себя. Человек ощущает себя жертвой, боится похвастать и ждет, когда его признают.

… Итак, хвастайте. Столько, сколько нужно, чтобы удовлетворить свою детскую потребность. Хвастайте перед теми, кто не подавляет в себе естественность.
Пусть они скажут: Здорово! Как это у тебя получилось?
Через энное количество раз придет уверенность: Я – могу! Я – способен!

Потребность объявлять об этом всем и каждому – отпадет. А с близкими продолжайте делиться. Потому что это важно – разделить с другими свой потенциал.

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek