?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Написалось по следам вчерашнего плейбэка...

Во-первых, дорогие актеры из "Саквояжа историй", спасибо за удовольствие от творчества и спонтанности! И за то, что удалось прожить.
Вчера сыграли 5 историй, и три с половиной из них - про маму (одна - про маму с папой)

Один сценарий знаком – до оскомины.
Под названием «Хочу и не могу отделиться от мамы».

....Молодая женщина, рыдая, рассказывает, что не может уехать из маминой квартиры. И от мамы. В прямом смысле слова - вместе живут.
Она уже сама мама, хоть и разведенная, ребенок есть... Но все еще как будто маленькая дочка.

…..На поверхности - огромное желание порвать путы. Отделиться, уехать. Зажить своей жизнью.
Но вот - денег нет. И заработать больше "не получается".
И вот, кажется, единственный выход - бесплатно жить у мамы.
Да, в дурдоме – в скандалах, разборках, ультиматумах, желчи...
Где постоянно наступают на старые мозоли.

Старая большая мозоль - это ад того, что тебя нет для мамы. У мамы есть какая-то другая дочка, которую она хочет видеть, и ее мама поучает, навязывает свои ценности, врывается в комнату без стука, считая такую слиятельность нормальной.

Та, другая дочка, которая есть, но которую мама не видит – протестует. Ее не слышат. Одновременно и дочка не видит реальную маму – не всемогущую волшебницу, раздающую права, и отказавшую ей по причине ее плохости,
а обычную пожилую женщину с кучей ограничений.

.....Я работаю и с мамами таких дочек.
И снова - на поверхности - огромное желание, чтоб дочка съехала.
Устала тащить ее на себе, предоставляя крышу, холодильник и услуги бабушки. Надоело. Когда же она станет самостоятельной? Но - не выгонишь же на улицу. Дочь все-таки.

С обеих сторон – раздражение. С обеих сторон – ожидания. И с обеих сторон….. Вина и страх.
Вина и страх являются тем якорем, который удерживает их вместе. И создает настолько мощное сопротивление, что даже ад совместной жизни не пугает настолько, насколько пугает отдельность.

Страх – это последствие недоверия. Мать не верит дочери – что та способна сама обустроить свою жизнь, став «приличным» (с ее, разумеется, колокольни) человеком. Не верит, что та может выбрать любую жизнь – на которую способна. Часто мать боится настолько, что ей мерещится, что дочь умрет. Покончит с собой. Сопьется. Уйдет в секту. В общем, ее не будет, и тогда она, мать, не справится с виной.

Дочь не верит сама себе – в то, что – может.
Заработать, жить отдельно. Выжить, справиться. У нее нет права на свои ориентиры, а материнским идеалам она, в самом деле, не соответствует. Несоответствие снова рождает вину. Еще она мечтает получить-таки от матери веру в себя. Эту веру хочется впитать, присвоить, опереться - чтоб отделиться. Но она этой веры не получает. И чувствует себя плохой и виноватой – что не заслужила.

Вина – признак того, что каждый из них взял чужую ответственность. Дочь – за то, чтоб мать ее отпустила. Мать – за жизнь дочери.

Никто из них не берет свою ответственность, чтобы сказать вслух – между нами так много разрухи, что нам трудно сейчас договориться.
Дочь: Мне нужно отделиться.
Мать: мне страшно тебя отпустить.
Друг другу: Ты будешь жить сама. И я – сама, как смогу.

...Часто они живут отдельно - мать и дочь. Мать и сын. Но внутренняя история - та же.
Теперь страшно отделиться от партнера. От него требуются права и разрешения.

….Путь, ведущий к отделению, лежит через страх: Я не выживу одна…. Не смогу - без нее….. Не выдержу вины….

Идти к себе, невзирая на страх – единственный вариант освободиться.

«Перед нами сложный выбор: тревога или депрессия. Вняв зову души и сделав шаг вперед, мы можем испытать очень сильную и острую тревогу. Отказавшись сделать этот шаг и подавив душевный порыв, мы испытаем депрессию. В таком сложном случае следует выбрать тревогу, ибо такой выбор — это, по крайней мере, путь, ведущий к личностному развитию; депрессия — это тупик и неудача в жизни»
Джеймс Холлис

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek